?

Log in

No account? Create an account

life · of · a · coony · girl

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Об обмене. В Венесуэле официально доллар стоит 2 болИвара с хвостиком, на чёрном рынке можно спокойно поменять за пятак, а то и больше. Оттого распространено приобретение билетов на самолет через венесуэльских сограждан - вдвое дешевле нежели, если вы их покупаете в нашей Раше. По отчётам отдыхающих, в аэропорту Каракаса менять деньги хоть можно, но опасно, решили поменять скромную часть нашего валютного запаса в так называемом «доме с колоннами» (подробная информация на форуме Винского). Долго бродили по этому торговому центру, но так и не наткнулись на валютчиков. Стали заходить в магазины и уточнять, где и как. Спас нас продавец в Hilfigher, что на верхнем этаже молла. Меняли долго, купюры какой-то «мальчик на побегушках» относил на проверку поддельности куда-то за угол; вернулся с информацией, что парочка из них сомнительные, поменяли эти купюры и получили местные тугрики. В целом можно поменять их и в отелях. На экскурсии цены установлены в боливарах, принимают доллары по черному курсу (у нас был 5,4), а потом и сдачу с них могут сдать в местных же денежках.
________________________________________
Канайма встречает морем туристов, тёплой вперемешку с незначительными дождиками погодой и смешным далматином.

После того, как почистили пёрышки в Wai Tepui и взяли с собой всё необходимое, направляемся на лодке к самому высокому водопаду. Не спеша, ползём мимо «лягушатника» (в простонародье «лагуна Канайма») с 3 пальмами, подбираемся в водопаду, ну а там можно уже и в лодку.

Потом нам предстоит небольшая прогулка по сожженной саванне, вдали возвышаются тепуи, под ногами тропинка из речного песка, а вокруг возрождающаяся зелень.


Вот мы снова подходим к лодке, теперь уж наш путь по реке Кереп непрерывен, долог и далёк. Рафтингом это не назовешь, порогов тоже толком не было, но парочка приятных моментов всё-таки удалась, так что даже стало сыро и зябко.


Уже к вечеру останавливаемся на противоположном от Анхеля берегу, сушим вёсла. В лагере есть даже определённые удобства: душ – вода качается насосом непосредственно из речки, туда же, по всей видимости, работает на слив канализация. Ночёвка предстоит в гамаках с антимоскитными сетками. Хорошо, что хоть крыша есть над головой, ничего, что стены отсутствуют…зато есть спасение от частых в этих местах дождей. Сверху свисают паутины со стаями пауков, ну да ночью не видно.

Думали подняться уже на мирадор, но полил дождь, быстро стемнело, вернулись в лагерь. Народ запаслив, в ходу популярный местный ром. С нами был «Касике», от коего моментально вырубаюсь. Лишь только расцвело – вперёд к Анхелю.

Взбираемся на первый мирадор – после ночного дождика здесь скользко, падаю на камне, ноги над пропастью, славтехгосподи, отделалась синяками на коленках. До чего же прекрасный вид с мирадора: утром начали расходиться облака, просвечивалось васильковое небо, а в центре выпрямляющейся дугой через водопад протянулась радуга, обрамленная в утопающей в зелени Ауянтепуи (по-местному, гора дьявола).



________________________________________
А́нхель (Salto Ángel): общая высота 979 метра, высота непрерывного падения 807 метров. Назван в честь лётчика из США Джеймса Эйнджела, который перелетел через водопад. 20 декабря 2009 года Уго Чавес «в борьбе с империализмом» не стерпел происхождения названия и переименовал водопад в трудно выговариваемое «Керепакупай-Меру». Однако это не значит, что на картах мира он также будет переименован. Высота падения настолько велика, что, прежде чем достичь земли, вода распыляется на мельчайшие частички и превращается в туман.

Водопад был обнаружен в начале 20 столетия исследователем Эрнесто Санчесом Ла Крусом. В 1933 году Эйнджел совершал полёт в поисках залежей руды. По словам местных гидов, он таки искал алмазы. Его взор был прикован к одному из тепуи (на местном диалекте «дом богов»). 9 октября 1937 года он попытался посадить самолёт на Ауянтепуй, но при посадке самолет был поврежден, когда лопнуло одно из его колес. В результате Эйнджелу и трём его компаньонам, в их числе была и его жена, пришлось спускаться с тепуя пешком. Их возвращение к цивилизации заняло 11 дней. Моноплан «Фламинго» оставался на месте падения в течение 33 лет, пока его не достали оттуда вертолётом. Самолёт был отреставрирован, и теперь он стоит прямо перед аэропортом города Сьюдад-Боливар.
________________________________________
Следующий мирадор и тут уже можно вполне купаться в водопаде. Стоишь под напором сильных струй и не можешь удержаться, вода толкает вперёд, натыкаешься на камень, который предотвращает дальнейшее падение вниз.
На обратном пути встречаются участки речки жёлто-оранжево-красных цветов, бог его знает, что за микроэлементы добавляют эти оттенки.





Вечером любование в лагуне Канайма на закат. Кажется, что пальмы в лагуне очень далеко, а до них можно легко проползти на коленках.



После ночных перелётов и переездов, валяния дурака в гамаке - первая ночь в отеле, том самом, где скинули часть вещей.
На утро посещение мелких водопадов. El Sapo посещать не сезон – воды в нём практически нет, но есть достойная замена.

За одним из таких водопадов можно пройти в углубление скалы и двигаться вдоль по дорожке – сверху свисают то ли травы, то ли водоросли, глаза застилают струи воды, через которые едва-едва виден горизонт.



До другого водопада приходится долго плыть самим… но оно того стóит.

3 день увеселительной программы подошёл к концу, загружаемся в самолёт и снова в Cuidad Bolivar.
Current Mood:
flirty flirty
* * *
Венесуэла - это «маленькая Венеция». Хотя прилетая в Каракас, такого не скажешь. Каракас – город фавелов, автомастерских и скудных магазинов. Каракас – город решёток на окнах и загазованных улиц. Люди здесь милые, готовы провести вас 10 минут до нужного места, все предупреждают туристов об опасности, царящей в этом городе. Правда, ощущения опасности у меня так и не появилось, но раз жители говорят...
________________________________________
Цвета флага «маленькой Венеции» - жёлтый, синий, красный: жёлтый символизирует плодородие, синий – море и небо страны, а красный – кровь, пролитую героями независимости. Восемь звезд на флаге олицетворяют области страны.

________________________________________
В Каракасе несколько вокзалов. Сашка встретил меня в аэропорту и мы в тот же день вечером стартанули с вокзала рядом со станцией метро Colegio de Ingenieros. Лил сильный дождь, ну со мной, по-другому, не бывает – дождь преследует меня во всех путешествиях, зато под трель дождя отлично спится. В венесуэльских автобусах, как в морозильных камерах, так что всегда лучше захватить с собой на сиденье спальник. Ближе к 5 утра подъезжаем к Cuidad Bolivar, остановка неконечная – тут главное не проспать. Да, в Cuidad Bolivar тоже 2 автовокзала. На одном из них только 2 агентства, функционирующих в такую рань – одно из них было в хвост и в гриву разрекламировано в LP, оттого от толп туристов там нет отбоя, но и стóит там всё как чугунный мост. Совершенно не представляя расход денег в незнакомых странах в течение длительного срока – выбираем, что подешевле (точно название не помню, но чувачок там работает по имени Карлос, иногда его заменяют брат с женой, но те практически не говорят по-английски), да и есть шанс, что в группе туристов будет поменьше, к тому же Карлос соблазняет возможностью с утра перед вылетом в Канайму принять душ в отеле.
Заезжаем в посаду Doña Carol, вполне уютно, завтрак, душ, все в сборе в аэропорт. Летим в Канайму тем же утром. Самолет рассчитан на шестерых. Чтобы не было перевеса сажают по правую руку от пилота... И вот уже взлетаем. Кажется, что можно протянуть руку и дотронуться до облаков. Проносясь в этих самых облаках и не видя вокруг ничегошеньки на расстоянии дальше 10 сантиметров, ощущаешь всю хрупкость бытия. Но вот мы поднимаемся выше – на безопасную высоту, под нами тепуи и саванна, а впереди Сальто Анхель. Осознание всего придёт позже, а сейчас я растворилась в Новом Свете.


Прилетаем, выгружаемся в Wai Tepui, ждем остальную часть группы. Почти все франкоговорящие, ох уж мне эти мягкие звуки и постоянное «ж», никак мне не понять привлекательность этого языка. В итоге набралось 12 человек. Не так уж мало. А вот и милый зелёный попугайчик лазающий по веранде, выгрызающий дверь номера, крылья у него подрезаны и он никак не может отсюда улететь.

________________________________________
В 1498 во время своей 3 экспедиции в «Новый Свет» Христофор Колумб проплыл неподалеку от Дельты Ориноко, а затем задержался в проливе Пáрия. Ошеломлённый Колумб излил в письме католическим монархам, что достиг «небес на земле» (то бишь, рая) и был поражён необычной солёностью воды. Его уверенность в том, что он достиг рая, привела к возникновению второго названия этих мест – земля грации. И вот уже на следующий год экспедиция во главе с Алонсо де Охеда посетила берег Венесуэлы. Дома на сваях в районе озера Маракайбо напомнили уроженцу Италии - Америго Веспуччи - родную Венецию, так вот он назвал страну Venezuela, что в переводе с итальянского и есть «маленькая Венесуэла». Другая версия происходит от Мартина Фернандеса де Энсисо, одного из членов команды Веспуччи и Охеды, в своей работе Summa de Geografía, он утверждает, что они обнаружили местное население, которое называло себя Veneciuela.
Как минимум 15000 лет назад в Венесуэле появились первые жители. Тому свидетельство - найденные на прибрежных террасах реки Педрегэла (запад страны) инструменты. В 1522 году Испания приступила к колонизации Венесуэлы – была образована Куманá. Кусочки этой восточный Венесуэлы были включены в Новую Андалусию. Находясь под управлением Санто Доминго с начала 16 столетия, бóльшая часть Венесуэлы перешла в наместничество Новой Гранады в начале 18 века, позже в 1776 году была реорганизована в автономный регион. В 16 веке во времена испанской колонизации местное население (потомки Карибов) отказались от язычества и перешли в католическую веру. Индейские вожди Гуайкайпуро и Тэмэноко попытались оказать сопротивление испанцам, но проиграли. По приказу основателя Каракаса Диего де Лосады Тэмэнэко был казнён. После ряда неудачных восстаний, Венесуэла под руководством Франсиско де Миранда провозгласила независимость 5 июля 1811 года. С этого началась Венесуэльская Война за независимость. Однако в 1812 году в Каракасе произошло землетрясение, которое сопровождалось восстанием жителей равнин привело к образованию первой Венесуэльской республики. Вторая Венесуэльская республика, объявленная 7 августа 1813 года, просуществовала всего несколько месяцев перед её полным крушением.
Суверенитет был достигнут только после того, как Симон Боливар при содействии Хосе Антонио Паеса и Антонио Хосе де Сукрэ, выиграл битву при Карабобо в июне 1821. В 1823 битва при озере Маракайбо поспособствовала закреплению независимости Венесуэлы. Конгресс Новой Гранады дал контроль Боливару над Гранадийской армией. Возглавляя её, он освободил несколько стран и создал Великую Колумбию. Сукре же продолжил освобождение Эквадора и позднее стал вторым президентом Боливии. Венесуэла оставалась частью Великой Колумбии до 1830 года, когда восстание во главе с Паесом позволило вновь провозгласить её независимость. Паес стал первым президентом новой республики. Двухдекадная война унесла от четверти до трети населения страны, которое в 1830 составляло не более 800 тысяч. Несмотря на это в Венесуэле, да и во многих других странах ЮА весьма распространена «боливаромания». Именем этого национального героя в Венесуэле называют практически всё: самая высокая вершина страны (пик Боливар), центральные площади и улицы всех, даже самых крошечных, городов.
Во времена Первой Мировой войны в Венесуэле были обнаружены огромные «залежи» нефти, что привело к экономическому буму в стране, который дотянул до 80-х годов. Огромные расходы на общественные нужды в сочетании с аккумуляцией внутреннего и внешнего долга в период нефтедолларов (70-е, начало 80-х) с последующим падением цен на нефть в 80-е подорвали экономику страны. В 1992 году Уго Чавес организовал попытку переворота правительства во главе с президентом Карлосом Андресом Пересем, но неудачно, за что оказался в тюрьме. В марте 1944 президент Рафаэль Кальдера восстановил права Чавеса, а уже в 1998 Чавес был избран президентом.
Current Mood:
thoughtful thoughtful
* * *
* * *
Идея поездки в голове возникла достаточно спонтанно. Рассматривался всего лишь 3-недельный отпуск с хождением по Перу и отдыхом на Галапагосах. О ЮА знала немного и кроме разве что Чили и Галапагосов мало, что туда меня влекло. Летом на мегадозоре в Твери Сашка предложил присоединиться к нам, он-то планировал провести в ЮА пару месяцев. Уже позже, после 2-месячных безрезультатных уговоров начальника таки пустить меня в отпуск на 3 недели, стала подумывать сама о паре месяцев путешествий. Так вот и сложилось – купила билет на самолёт вылетом в Каракас и возвратом из Буэнос-Айреса через 9 с половиной недель. Компания моя отвалилась, заявление на увольнение было написано, Сашке билет купила на приблизительные даты. Маршрут был прорисован крупными мазками, Малыш как-то всеми силами пытался втиснуть никак не вписывающуюся в график и траекторию Бразилию. За неделю до вылета прослушала базовый аудиокурс испанского от Pimsleurа, чтобы хоть как-то решать на месте глобальные вопросы – где спать, где есть и как куда добраться. Конечно, можно обойтись и без знания языков, но знание испанского в ЮА изрядно экономило время и нервы в сравнении с языком мимики и жестов. Были попытки обратиться к LP и прочим славным руководствам для путешественников, пошуршала по отчетам с форума Винского, пролистала книжку Динца – с этим багажом хаоса в голове по 7 странам, которые задумали посетить, я и вылетела. Всё очень просто: Венесуэла-Колумбия-Эквадор-Перу-Боливия-Чили-Аргентина; в Перу уже точно к нам прилетала Настя, о том, где и когда присоединится Вовка, узнали уже, передвигаясь по ЮА. Это теперь могу сказать с уверенностью – огромное спасибо за отчёты, очень много дельной информации, а вот путеводители по ЮА можно не раздумывая выбрасывать в помойное ведро. Впопыхах увольняясь, проставляясь, тут же собирая рюкзаки и выбегая в аэропорт, подмахнула в поездку случайно трудовую и совершенно забыла про справку, что мол привитая я от желтой лихорадки на 10 лет вперёд. Что ж о своём путешествии не жалела не единой секунды…
* * *
Наконец-то долгожданный отпуск!
На работе говорю о себе в третьем лице.
Начальник говорит, что это первые признаки шизофрении.
Current Mood:
calm calm
* * *
* * *
Как ты и просил, посмотрела Остров. Даже прослезилась. Я это чувствовала и знала. У многих отторжение от слова религия - мол секта и все такое. И эти кресты, и рясы, и молитвы лицом к алтарю. Все обросло символами, правилами, а из души идет мало. И вспоминают все о боге, когда приходит какая-то беда. И страшно из-за невежества и слепоты людской. Редкий человек, совершив грех - убийство, к примеру, - будет мучиться, осознавать и стараться искупить. И такому человеку дается нечто ценное и святое. Он словно волшебник начинает видеть на расстоянии, залезать в самую глубь и суть людей, копаться там и вытаскивать на свет их сокровенное. Он не любит ложь и лицемерие, снимает со своих плеч все тяжелое, лишнее, давящее ему сердце и душу. Он готов помочь и помогает, он может работать и работает. Это не праздное существо, мечущееся на свободе. Он знает к чему идет и стремится. И когда он наконец-то получает то самое, ради чего он так долго обитал на острове, ему уже не за чем жить. Его цель достигнута и только после этого он позволит себе умереть. Каждый из нас проходит через рождение и смерть, но чем именно наполнит он это промежуток и будет смыслом жизни. Для каждого этот смысл свой, лишь бы только мы смогли хоть как-то прислушаться к себе и понять это.
Current Mood:
curious curious
* * *
* * *
Всё гениальное сложно
Всё банальное просто
Current Mood:
cynical cynical
Current Music:
Nomadix - Chura Liya
* * *
* * *
Как много кусочков о Париже! Париж начинается с романтики и гламура, любви и ненависти (так и не пойму при чем здесь Лас-Вегас!!!), наркотиков и бутиков - и этим же продолжается. Маленькие улочки, стремящиеся к бульварам, бульвары, пересекающие площади, готика вперемешку с вампирами и кладбищами (разве может Уэс Крейвен забыть о своих хорорах?), пустынное метро… Скромные диалоги, легкое поведение, абсурдные ситуации, женщины в чулках и помаде, вечерние огни, свадьбы и разводы, картинки меняются одна за другой – слишком много мишуры, слишком много апломба в парфюмированном воздухе Парижа.
Проект огромный, даже перенасыщенный, (да-да 22 сюжета, а режиссеров итого больше – неразлучные братья Коэны, например), много слов, растекающихся по нагретому асфальту и тающих на глазах. Париж урывками, Париж мечтами, город надежд и разочарований, город сотни национальностей, но в первую очередь это город любви.
Самая теплая и глубокая история получилась у Пейна (не зря его фамилия – «боль»). В глазах престарелой американки столица Франции стала последним пристанищем одиноких, где можно найти свой скромный маленький солнечный уголок, волна стереотипов о Париже наткнулась на скалу трепещущей жизни и бурных эмоций.
И все-таки никакого желания ехать в Париж… разве что Диснейленд посмотреть.
Current Mood:
blank blank
Current Music:
тишина
* * *
И снова Ким Ки Дук, не прошло и полгода...
Что делает с нами "Время"? Замыкает в круг противоречий: стремление к новому, желание изменить и измениться безрассудно связано с привязанностями и привычками. Фильм как безысходность - меняя лицо человек не может изменить себя и снова ищет выход в смене внешности, собирая остатки прошлого на пристани, в парке скульптур, в прикосновении рук. Поиск внутри себя не даёт результат и за ним следует обращение к смене декораций. И это не спасает, в конце концов мы либо гибнем, либо теряемся в толпе... что в целом одно и тоже.
* * *
* * *